Название
НЕ БЫВАЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БЕЗ ЗАРАНЕЕ ПРЕДУСМОТРЕННОГО НАКАЗАНИЯ!
                                                                                             неполитическая общественная организация
 

Главная

 
 

 
 

Девчонки, зачем вам это надо?

 

23 июля 2010 года на сайте Первого Волгоградского Канала был размещён видеосюжето молодёжной спортивной акции, превратившейся в потасовку. Это был, наверное, первый продолжительный (более 6 минут) сюжет на муниципальном телевидении об Армии воли народа (АВН). Несмотря на то, что он представляет собой классический манипулятивный продукт в стиле незабвенного доктора Геббельса, направленный на дискредитацию организации, занимающейся подготовкой к проведению всероссийского референдума, хотелось бы, чтобы   молодые и красивые женщины - журналистки Первого Волгоградского, оценили то, что против АВН этот ролик направлен лишь формально. Фактически же красавицы приняли участие в деятельности преступной организации по насильственному изменению основ конституционного строя России. Независимо от того, понимают они это или нет. Прошу их считать эту статью искренней мужской заботой об их благополучии, и академическим курсом ликвидации правовой безграмотности.  Девушки, вы оказались в дурной компании, и пусть вас не смущают должности ваших новых знакомых. Им их должности, возможно, и помогут укрыться от правосудия. Вам – вряд ли. Прочтите внимательно этот текст. 

 

Про Конституцию

Россия является демократическим государством, то есть таким, в котором власть принадлежит народу, или иначе, в котором «единственным источником власти является народ». Народ может осуществлять свою власть непосредственно. Высшим непосредственным проявлением власти народа являются референдум и свободные выборы. Конституция России предусматривает принятие народом через референдум любых законов, минуя и законодательные, и исполнительные органы власти. Организация референдума регламентируется федеральным конституционным законом ФКЗ-№5 «О референдуме в Российской Федерации».

Целью АВН является организация всероссийского референдума для принятия в Конституцию России ст. 138 и закона "О суде народа над Президентом и членами Федерального Собрания РФ" в её обеспечение. Никаких иных целей АВН не имеет. Сейчас бойцы АВН – это люди, распространяющие в обществе идею о том, что в демократическом государстве народ должен иметь возможность поощрять или наказывать избранных им руководителей государства. А после того, как численность пропагандистов станет достаточной, чтобы собрать 2 млн подписей избирателей, необходимых для инициативы референдума, бойцы АВН станут членами инициативной группы по его проведению, деятельность которой определяется ФКЗ-№5. Исходя из стоящих целей и путей их достижения, бойцы АВН являются, во-первых, более прочих приверженными демократическим ценностям, заложенным в Конституцию, а, во-вторых, самыми законопослушными гражданами России, среди принимающих участие в общественно-политической деятельности.

АВН развивает демократические ценности, сформулированные в Конституции. АВН не навязывает своё видение этих ценностей народу, а предлагает ему самому определиться – нужен ему такой закон или нет. АВН нельзя уличить в популизме, поскольку она не участвует в выборах, выторговывая голоса избирателей в обмен на красивые обещания. АВН не является тусовкой политических импотентов, не умеющих убеждать в правильности своих идей, и в силу этого неумения пользующихся любым промахом власти, чтобы призвать людей к её насильственному свержению, превратив их ради своих амбиций в пушечное мясо. АВН не призывает людей на баррикады, обещая им, что только после того, как она придёт к власти, то обязательно примет «свой» закон. АВН вообще не ставит своей целью прийти к власти. Наша цель - организовать референдум и убедить избирателей принять закон «О суде народа». Наш путь - это путь убеждения.

Но в России существует корпорация частных лиц, персонализировавших власть в стране, для удержания которой она подавляет права и свободы граждан. Попытки же последних использовать правовые механизмы для того, чтобы полностью раскрыть потенциал, пусть формально, но всё же демократического государства, пресекаются особыми отрядами, формально состоящими на службе общественных интересов, а фактически служащих этой корпорации. Корпорация дала им в руки инструмент политической казни - закон «О противодействии экстремистской деятельности». Разумеется, в планы корпорации никакая демократия не входит, её устраивают лишь формальное закрепление демократических принципов в виде пафосных положений.   Но не понимать, что 3-ю статью Конституции - вынужденную дань демократической моде, рано или поздно возьмёт тот, кому она предназначена – народ России, корпорация не может. Именно поэтому она ощущает опасность от АВН, поскольку никогда не сможет вступить в честную и открытую дискуссию по поводу необходимости принятия закона «О суде народа»: в этом случае придется либо согласиться с тем, что этот закон жизненно необходим России, и организовать помощь АВН в проведении референдума, либо, в случае отличной точки мнения, придётся доказывать, почему президент и депутаты категорически против того, чтобы народ награждал их за неустанную и бескорыстную службу народу.

Так Конституция становится самым экстремистским документом, угрожающим благополучию корпорации, незыблемости её бесконтрольной власти. Поэтому она вынуждена была принять меры. А эти меры ничего иного, кроме насильственного изменения основ конституционного строя, представлять собой не могут. То есть, логика защиты  своей власти неизбежно привела корпорацию к необходимости латентной, но действенной войны против конституционного строя России.

Как и чьими силами ведётся эта война? Силами государства[1] за деньги налогоплательщиков против налогоплательщиков. Охраняют незыблемость власти корпорации специальные отряды. Формально они обязаны охранять как раз таки Конституцию, но их фактическая деятельность направлена на насильственное изменение основ конституционного строя. Группа государственных служащих, наделенных возможностью уголовного преследования граждан с последующим лишением их свободы, перебирают экспертов и судей, и, в конечном итоге, объявляют, что гипотетический законопроект, реализация которого возможна лишь после сложной и длительной процедуры референдума, тщательно формализованной федеральным конституционным законом «О референдуме в Российской Федерации», экстремистский. Надпись на заборе «Ты избрал – тебе судить!» объявляется вне закона, закрываются газеты, возбуждаются уголовные дела. То есть, граждане лишаются права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст.29 Конституции), а народ лишается возможности проявить свою властную волю через её выражение на референдуме. Иначе, народ перестаёт быть единственным источником власти, не имея возможности непосредственно проявить свою волю, потому что кто-то получил власть над ним[2], запретив ему, вопреки всем законам, обсуждение тех идей, по которым только он может принять решение.

Черновую работу выполняют оловянные солдатики корпорации – следователи, прокуроры, судьи. Им не позавидуешь, потому что решения, которых от них требует корпорация, без грубейших нарушений закона принять невозможно. А эти нарушения – это не переход проезжей части в неположенном месте, и даже не выезд на встречку. Эти преступления описаны в разделе Х УК РФ  «Преступления против государственной власти», главе 9 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». И за насильственное изменение основ конституционного строя в соответствии со ст.278 полагается до 20 лет тюрьмы. Вряд ли оловянные солдатики получали письменный приказ от своих боссов на преступные деяния, но даже и письменный приказ не является основанием для преступной деятельности, оправдывающим их. Поэтому им и остается всю оставшуюся жизнь смотреть во сне психологический триллер, оканчивающийся словами «Именем Российской Федерации…», в котором трагическая роль принадлежит им. Они надеются на долгое, стабильное служебное счастье?

Но даже Николае Чаушеску, в 1965 ставший первым секретарём румынской компартии, в 1974  занявший введённый собой же пост президента, объявивший свою власть пожизненной, вряд ли предполагал тогда, что в 1989 он будет спасаться от многосоттысячной толпы митингующих, а его расстрел будут показывать во всём мире по телевизору для утехи обывателей. Что уж говорить о провинциальных следователях и судьях, вынужденных нарушать закон в угоду начальству, положение которых гораздо менее устойчиво, нежели было у румынского диктатора? Как они объяснят суду, что их заставили насиловать основной закон страны?

Читать внимательно. С уголовным кодексом в руках.

Лица, отдающие приказы высокопоставленным чиновникам прокуратуры, пока только вожделённо мечтают об изменении Конституции, в которой не будет ни слова о демократии, народе, как единственном источнике власти, референдуме, свободных выборах и пр. Но у них нет возможности за свою мечту открыто бороться. Нет также возможности открыто преследовать АВН, действующую строго в рамках закона. Поэтому чиновникам прокуратуры и судьям, охраняющим незыблемость власти корпорации, приходится идти на всевозможные ухищрения. К таковым относятся и признание Адлерским судом г.Сочи экстремистским гипотетического законопроекта «О суде народа», выполненное с нарушениями закона, и противозаконный отказ Замоскворецкого суда в рассмотрении экспертиз, отрицающих экстремизм закона «О суде народа», выполненных  депутатом Государственной Думы IV созыва, доктором политических наук А.Н.Савельевым,  лингвистической,психолого-лингвистической экспертиз института криминалистики ФСБ, определения Ленинского  районного суда города Курска. Но корпорация ощущает недостаточность этих мер. В России, хорошо это или плохо, право не прецедентное, поэтому всякий раз очередному оловянному солдатику, обнаружившему текст, содержащий проект гипотетического законопроекта «О суде народа», придётся в суде доказывать наличие умысла у распространявшего его человека. И с каждым разом делать это будет сложнее и сложнее.

Следователь из Костромы Лепихин столкнулся  с неслабыми проблемами, пытаясь привлечь к уголовной ответственности нашего соратника Романа Замураева за то, что тот ещё в 2006 году выложил в Интернете текст закона «О суде народа», то есть даже до того, как он был с нарушениями закона признан экстремистским. И сейчас, в процессе суда над Замураевым, обвинение столкнулось с достаточно серьёзными сложностями.

А признать экстремистским не текст, а АВН никто даже и не пытался! Именно поэтому возникла необходимость сформировать общественное мнение, расположить его к тому, что АВН – организация экстремистская. Поручено это было заместителю генерального прокурора Гриню, который на научно-практической конференции, посвящённой вопросам экстремизма, состоявшейся в апреле 2009 года в Екатеринбурге, причислил АВН к экстремистским организациям. Согласно п.2 ст.1 №148-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" экстремистской считается организация, в отношении которой судом принято решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Перечень таких организаций размещен на сайте министерства юстиции. АВН среди них нет, потому что никаким судом деятельность АВН экстремистской не признавалась, и в отношении АВН никакой суд не принимал решения о запрете деятельности или ликвидации[3]. Никаких предостережений прокуратуры о недопустимости экстремистской деятельности АВН также никогда не получала. Заместитель генерального прокурора имеет массу возможностей организовать законное преследование лиц, преступивших закон, но Гринь этого не сделал, а предпочёл клевету. Потому что он знает, что никаких законных оснований считать организацию, занимающуюся подготовкой референдума, экстремистской у него нет. Сейчас все нижестоящие прокуратуры вынуждены чесать репы, чтобы обосновать глубокомысленный тезис о том, что Гринь вовсе не клеветник. Просто ему не обязательно решение суда, чтобы назвать любого, кого он захочет, экстремистом, распространив о нём   заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство или подрывающих репутацию других лиц[4].

В общем, Генеральная прокуратура облажалась, и корпорация оставила её саму разбираться с бойцами АВН, обратившимися с требованием возбудить против Гриня уголовное дело. Она выпустила на поле боя резидента иностранной еврейско-расистской организации «Union of Councils for Soviet Jews», ведущей в России преступную деятельность под конспиративной вывеской «Московское бюро по правам человека», Александра Брода, известного своей борьбой в деле подчинения независимой прессы Россииизраильскому лобби, который распространил через СМИ информацию о том, что АВН причастна к взрыву отделений милиции и военкоматов, а также принимала участие в покушении на Анатолия Чубайса, что целью АВН является казнь высокопоставленных чиновников. Сейчас Брод даёт показания в ГУВД Москвы, в которых переводит стрелки на журналистов «Комсомолки» и «Независимой газеты», утверждая, что ничего подобного он не говорил, это журналисты перепутали. А журналисты солидных федеральных изданий покорно соглашаются: да, это мы перепутали, бес попутал, это нас надо привлечь за клевету, Брод никак не мог такого сказать. Вторая древнейшая, как-никак. За иностранного резидента мать родную продадут, не то, что собственные честь, совесть и достоинство. У резидента большие возможности. Думаете, с вашим роликом будет по-другому? Готовьтесь.

Если Гринь только озвучил мечту корпорации о том, что недалёк тот день, когда экстремистской будет считаться организация, ставящая своей целью проведение референдума, а продажный резидент преступной организации «Union of Councils for Soviet Jews» попытался действовать методами грязной клеветы, понимая, что мечты мечтами, но надёжнее испачкать грязью мешающих планам корпорации сейчас, то ролик Первого Волгоградского Канала, иначе как с антиутопией не сравнить.

Г-жа Голод, выпустив в эфир и озвучив 7-минутный ролик об АВН, похоже, сочла, что вожделённые мечты корпорации таки исполнились.

Golod vs Orwell. Кто талантливей?

2012 год. Россия. Состоялись выборы в Государственную Думу и президентские выборы. Длительная работа по зачистке политического пространства от нежелательных в нём субъектов общественно-политической деятельности завершена. Стабильности властной вертикали ничто не угрожает. Окончательно утвердилась власть «Федеральной власти» - замкнутой структуры с отсутствием открытых правил ротации внутри её и пополнения её. Проведено коренное изменение законодательства России, в первую очередь Конституции, чем окончательно покончено с юношескими романтическими пережитками наивных 90-х годов, так досадно мешавших серьёзным людям в установлении неограниченного доступа ко всем ресурсам крупнейшей в мире страны под видом управления ей. Изменения законодательства не стали обременительным для Федеральной Власти, поскольку они лишь зафиксировали правоприменительную практику, сложившуюся в предшествующие годы. Становление этой практики было процессом гораздо более сложным и длительным, нежели переписывание старых законов. Точнее, одного закона. Основного.

Из Конституции убрана бредовая 3-я статья с её фантастически идиотским утверждением о том, что единственным источником власти в России является народ. Единственным, никем не ограниченным и несменяемым  источником власти теперь является Федеральная Власть. Любая критика Федеральной Власти, тем более жёсткая, законодательно признана преступлением. Сделать это было не сложно, инструмент политической казни – закон «О противодействии экстремистской деятельности», был заблаговременно создан в период становления Федеральной Власти. В 2012 году оставалось только ликвидировать формальное противоречие этого закона Конституции – убрать из неё статьи 13 и 29, гарантирующие идеологическое многообразие, свободу мысли и слова, а также  право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. В соответствии с новыми законами, изданными Федеральной Властью, это считается преступлением. Наиболее тяжким преступлением является распространение ультрарадикальных идей. Под таковыми понимаются все идеи, к каковым не причастна Федеральная Власть. Одной из наиболее диких по своей бессмысленности, и опасной по своему популизму и мнимой очевидности является идея о том, что вор должен сидеть в тюрьме. Подобное утверждение, произнесенное где бы то не было, подвергается общественному осуждению, за которым следует обязательный сигнал в правоохранительные органы. Как следствие ликвидации 29 статьи введён категорический запрет на создание фильмов и видеороликов. Любой продукт, выпущенный вне студий Федеральной Власти, считается подпольным, и подлежит уничтожению. Интернет запрещен, поскольку контроль над ним сложен и дорогостоящ.

Наиболее действенный способ распространения информации через СМИ был поставлен под надёжный контроль цензуры ещё в первое десятилетие XXI века, но оставались древние, пришедшие из века XIX, массовые мероприятия: митинги, шествия, демонстрации, которые преступники используют для раскрутки  своих ультрарадикальных идей, раздавая литературу, демонстрируя свою символику. И если раньше, после того как ребята с мужественными волевыми лицами переломают кости десятку стариков, бросят в КПЗ маргинальных студентов,  все эти правозащитники поднимали невообразимый визг, устраивали в защиту свободы собраний серии бессрочных акций типа «Стратегия-31», то после того, как из Конституции была убрана гарантировавшая эту свободу ст. 31, защищать стало нечего. Напротив, организация, проведение и участие в митингах, демонстрациях и пикетах стали считаться преступлением против Федеральной Власти, а раскрутка на них ультрарадикальных идей – отягчающим вину обстоятельством. В любой идее, возникшей и обсуждаемой без участия Федеральной Власти, последняя видит угрозу незыблемости своего существования.

Поскольку для распространения идей достаточно хотя бы двух находящихся рядом человек, то законодательством тщательно контролируется количество людей, собравшихся в одном месте. Для этого законом изменено понятие «военизированное объединение». Если ранее военизированным считалось подразделение любого гражданского ведомства, организованного по военному образцу, то есть вооружённого и оснащённого боевой техникой для выполнения задач по охране объектов, сопровождению грузов и  т.п., то после инициатив Федеральной Власти к военизированным начали относить любую организацию (количество людей более одного), имеющих чёткий устав своей деятельности и организационную структуру. Отсутствие оружия теперь не является признаком гражданской организации. Жёстко регламентировано употребление слов «армия» и «бойцы», для чего пришлось внести изменения в толковые словари русского языка и словоприменительную практику, ликвидировав многозначность этих слов. Из студий звукозаписей и сети продаж изъяты  альбомы шведской группы «Армия любовников», а студентам, зарабатывающим деньги в студенческих строительных отрядах  (ССО) категорически, под угрозой уголовного преследования, запрещено называть себя  бойцами ССО.

Введена обязательная регистрация общественных объединений - добровольных, самоуправляемых, некоммерческих формирований, созданных по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей (а под таковыми стали пониматься любые объединения людей, количеством более одного человека, собравшихся даже на рыбалку) в органах юстиции. Ст. 30 Конституции трогать не стали, но из 3 статьи №82-ФЗ «Об  общественных объединениях» положение о необязательности регистрации убрали. Незарегистрированные объединения считаются незаконными и преследуются.

Законотворчество стало чрезвычайно упрощено. Введение новых норм осуществляется публичным высказыванием любого, аффилированного с Федеральной Властью, чиновника. Независимо от того, где и по какому поводу оно было сделано. После того, как это высказывание появится на страницах пользующихся доверием Федеральной Власти СМИ, имеющих общее название «Некоторые издания», оно принимает силу закона.

Пережитки прошлых лет, тяжёлое наследие романтических 90-х, поразивших сознание отдельных социальных групп тяжким шизофреническим недугом, не способствуют спокойному становлению новых правовых и общественных норм. Так, часть граждан до сих пор считает, что единственным источником власти в России является народ, а формой непосредственного проявления власти народа – референдум, на котором народ может принять любые законы, которые посчитает нужными. Поскольку 3-я статья Конституции отменена, и, как следствие, за ненадобностью отменён    ФКЗ-№5 «О референдуме в Российской Федерации», то у экстремистов – людей, желающих провести референдум, нет иного способа провести его, кроме террора в отношении Федеральной Власти. Для этого подпольно завербованные ими люди взрывают отделения милиции и военкоматы. После того, как Федеральная Власть испугается взрывов, подпольно завербованные в сетевую структуру через интернет бойцы-экстремисты предполагают начать подпольный сбор подписей в поддержку подпольной инициативы подпольного референдума. Парализованная Федеральная Власть с ужасом наблюдает за этой антиобщественной, противозаконной деятельностью…

Екатерина Валентиновна! Люди, дававшие Вам задание, и рассчитывавшиеся с Вами, мечтают жить в стране из Вашего сна, но пока действует Конституция 1993 года, принятая всенародным голосованием – это весьма затруднительно. Вы поторопились перенести антиутопичные мечты ваших клиентов в современную действительность. Сейчас, в 2010 году, в России подобные творения изучает прокуратура на предмет их соответствия признаку преступления, описываемому в ст.129 УК РФ «Клевета». В совокупности же изложенных аргументов частная клевета становится эпизодом более опасного преступления против конституционного строя, для которого есть ст.278. Вам это надо?

Доброе слово.

Я даже не буду задавать вопрос юным и красивым корреспондентам и остальным сотрудницам Первого Волгоградского, хотят ли они жить в такой стране, которая приснилась их шефу. Скорее всего, они не задумывались над теми вопросами, которые предложены их вниманию в этой вынужденной статье, но думаю, что ответ будет  очевидным. Немного поразмыслив, они придут к выводу, что сон Екатерины Валентиновны навеян не только произведением Оруэлла. К сожалению, история XX века явила общество, которое снится ей. Называется оно фашистским. Пока у нас никого в печах не сжигают, но и Гитлер начинал скромно: с запрета и сожжения книг. Ограничение свободы слова, устранение демократии при формальном ее наличии - как раз и есть критерий, отличающий фашистский режим, от, например, авторитарного или тоталитарного. Сотни тысяч заживо сожжённых появились позже. У вас есть основания полагать, что история не повторится?

Подумайте и над тем, что фашизм устанавливается не диктаторами. В не меньшей мере становлению фашизма, первой его стадии – ограничению свободы слова способствуют и те журналисты, которые зарабатывают себе на жизнь писанием слов и говорением звуков, не имеющие ни идеалов, ни ума для отстаивания своих идеалов в идеологической борьбе. Таким «журналистам» свобода слова ненавистна уже потому, что при ее удушении добывание денег писанием и говорением «правильных» слов сильно упрощается – никто не критикует твои творения и не показывает тебя тем, кем ты и являешься, - глупцом или подонком. Такие журналисты являются пассивными фашистами: фашизм им нужен не осмысленно, а инстинктивно.

Но поскольку эта тема от вас всё равно далека, то оцените отношение к ней в профессиональном плане. Вы все гордитесь работой на Первом Волгоградском, считаете её полезной людям и вам самим. Вам должны быть знакомы тексты Кодекса профессиональной этики российского журналиста и Хартии телерадиовещателей, которые считают серьезными профессиональными нарушениями и тяжкими профессиональными преступлениями умышленное и злонамеренное искажение фактов, клевету, необоснованное обвинение. Что, в соответствии с ними, журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен, и четко проводит в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывает, и тем, что составляет мнения, версии или предположения. Вы уверены, что, перестав следовать правилам профессиональной этики, уронив достоинство и профессиональную честь, вы останетесь профессионалами, а не превратитесь в халтурщиков, рыскающих в поисках разовых заработков? Ведь даже тем, кто рассчитывается с вами за появление подобных роликов, вряд ли вы будете нужны. А как обращаются с одноразовыми предметами интимной гигиены вам известно. Конкуренция здесь большая. Честное имя утратить легко, восстановить почти невозможно. Девушки, пожалуйста, будьте бдительны.

Екатерина Валентиновна! Предлагаю вникнуть в изложенное здесь, и дать опровержение на сайте Первого Волгоградского информации из ролика в части, касаемой АВН. Отношения администрации Волгограда с Дмитрием Крыловым нас не интересуют. Нам лестно, что Вы валите неугодного властям города человека, ассоциируя его с такой опасной и мощной организацией, как наша АВН. Значит, кто-то нами, действительно, напуган. Но Крылов к АВН не имеет никакого отношения, а наша сила не в военизированности, а в правде. Этой правды у нас много, и она вся за нас. Закон на нашей стороне. Подумайте над этим.

А поскольку тщательно изучив сайт АВН, её деятельность в разных городах[5], ни слова не соврав о целях АВН[6], Вы не удосужились обратиться за разъяснениями к нашим волгоградским соратникам, телефоны и электронная почта которых есть в открытом доступе на нашем сайте, поспешив с утверждением, что лидеры и сторонники АВН в Волгограде не известны, предлагаю иметь дело со мной. Моё ФИО и контактная информация подписаны под статьёй, но они также имеются на сайте. Это для того, чтобы официальное заявление о необходимости проверки деятельности АВН вы делали не в эфир, а как положено, письменно, с указанием конкретных лиц – моего, в частности. Волгоградская прокуратура перешлёт Ваше заявление в Челябинск, а оттуда Вы получите ответ об отсутствии у прокуратуры претензий к АВН. После чего предлагаю Вам публично извиниться передо мной и моими товарищами.

Жду Ваших вопросов, готов помочь.

Ермоленко А.А.

Челябинск , +73517501017

ermolenko.andrey@gmail.com

 

 

 

 

 

 

 



[1] Точнее, государство – это и есть корпорация частных лиц, и аппарат чиновников, обслуживающий экономические и политические интересы этих лиц.

[2] Статья 278 УК РФ. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти - действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

 

[3] Г-жа Голод, пересчитайте, сколько раз вы в 6-минутном ролике употребили слово «экстремисты» по отношению к организации, чья деятельность даже не становилась предметом судебного разбирательства. После этого перечитайте УК РФ, ст.129 часть 2-ую.

[4] Девчонки, о вашей свободе генеральная прокуратура переживать не станет. Сами будете оправдываться, какая необходимость у вас возникла клеветать на незнакомых вам людей.

[5] Вами использованы видеоролики наших ленинградских и московских соратников.

[6] С Вашего позволения, разбор дешёвого приема произнесения абсолютно правдивых вещей на фоне не имеющих к этим вещам кадров, и иных приемов манипуляции общественным мнением, я проделаю позже. В следующем материале. С которым будут ознакомлены ваши коллеги по телевизионному цеху.