О сущности режима и методах борьбы с ним

О борцах с режимом

На первой и пока единственной очной сессии Национальной Ассамблеи (НА), состоявшейся 17.05.08, в своём выступлении Ю.И.Мухин впервые публично ввёл в употребление термин «фашистский режим» по отношению к Кремлю, и сформулировал идеологию борьбы с ним («Дуэль» №23-24 (572) от 3.06.08 http://www.duel.ru/200823/?23_2_1). Термин «фашистский» был употреблен не как ругательство, а вполне научно, с анализом сущности и приведением характеристик фашистских режимов. Также Ю.И.Мухин показал, чем этот фашизм государственных чиновников чреват для России, и как с ним возможно бороться. Орудием этой борьбы станет Антифашистский трибунал («Народу и миру: мы объявляем себя в состоянии войны с государственным фашизмом» «Дуэль» №20, 13.05.08, http://duel.ru/200820/?20_3_1,  «Никого не забудем» («К барьеру», №15, 1.09.09, http://duel.ru/200935/?15_1_2).

Тут надо отметить, что мало кто согласился с мухинской характеристикой режима, но иного ожидать и не приходится. И дело здесь не только в отсутствии перед глазами ужасов, по которым обывателю известен исторический фашизм. Советская послевоенная пропаганда именно в описании этих ужасов и преуспела, и до сих видятся «сотни тысяч заживо сожженных», а то, что фашисты предполагали иметь на оккупированных территориях население, подобное нынешнему расеянскому – лишенное доступа к правдивой информации, оболваниваемых различными ток- и реалити-шоу, преклоняющихся лишь перед потреблением и примитивными удовольствиями, недалеко ушедших от простого удовлетворения животных инстинктов, об этом как-то не говорилось. Эта сторона фашистской идеологии широким массам практически неизвестна, хотя именно в ней заключается главное зло, глубинная сущность фашизма как идеологии -  а "сотни тысяч заживо сожженных", если и не последуют неизбежно, то лишь потому, что за прошедшие 70 лет фашизм научился добиваться своего без такого рода эксцессов. Дело здесь еще и в том, что, правильно вскрыв суть любого процесса, получаешь в руки инструмент управления этим процессом. «Свобода – это осознанная необходимость» - это не просто слова, которые надо зазубрить, чтобы сдать экзамен по общественным наукам. Как только вы осознаёте какую-либо необходимость (необходимость от слова «не обойти»), проникаете её сущность,  вы сразу становитесь способны противостоять ей, а, тем самым, освободиться от нее. Человек, проникнув в сущность электричества, поняв природу молнии, защитился от её убийственного воздействия громоотводом. И стал от нее свободен.

Так вот, вся современная оппозиция России (вся без исключения – и левая, и правая, и парламентская, и непарламентская) не собирается всерьез бороться с режимом. Это однозначно, и переубедить в этом невозможно. Потому что она закрывает глаза и затыкает уши, как только при ней начинают вскрывать природу режима и указывать на его болевые места. Ведь если сказочный герой точно знает, что смерть Кощея в игле, то, какого чёрта устраивать у него под носом митинги, вызывая его на честный бой?! Надо найти эту иглу и сломать её. Именно поэтому т.н. оппозиция отказывается признать кремлевский режим фашистским. Потому что придется отправляться в неизвестный путь за «иглой». А ведь гораздо привычней искать не там, где потерял, а там, где светло.

Сейчас уже практически выкинутая на свалку истории КПРФ, в период президентских выборов 2004 года заклинала: «власть боится неявки на выборы», и тут же призывала сторонников прийти на выборы и проголосовать за их кандидата Харитонова. Товарищи, говорили мы им, так если власть боится неявки, так надо делать именно то, чего боится власть! Ведь не делая этого, вы ей, как минимум, не мешаете, а как максимум - прямо помогаете! Зачем вы это делаете? Зачем уменьшаете её страхи? Призовите своих сторонников не ходить на выборы, а в следующем туре выставляйте своего кандидата, ему будет обеспечена 100% победа, потому что кандидаты первого тура по закону не смогут принять участие в следующем, если выборы будут признаны несостоявшимися. Во втором туре Путина не будет, зато будет Зюганов в манишке и на белом коне. Тупое молчание в ответ.

Либеральная часть оппозиции, вошедшая в Ассамблею, всерьёз возмущена тем, что режим ограничил избирательные права граждан, и требует от него проведения свободных равных конкурентных выборов, но вместо того, чтобы принять хотя бы символическое участие в обсуждении предложенного Ю.И.Мухиным плана организации этих самых выборов http://www.nationalassembly.ru/48257F6778168/491C3F8D35305.html, входит в другую организацию («Солидарность»), где продолжает бубнить о необходимости этих выборов – это о чём-то говорит?  http://www.nationalassembly.ru/48257F6778168/49F83F21BF2D6.html.

Если известные своей приверженностью к акциям прямого действия нацболы вместо того, чтобы вчитаться в предложенный план, радостно хлопнуть себя по лбу: «Ёлки-палки, да ведь этот план открывает неограниченные возможности для осмысленных акций прямого действия! Нам будет, чем заняться! Если раньше мы бросали яйца и приковывали себя в приемных чиновников, протестуя против запрета нашей партии, то сейчас это же самое можно делать с теми чиновниками, которые попытаются препятствовать проведению свободных выборов, которые мы сами и организуем!», приостанавливают своё участие в Ассамблее  - это о чём-то говорит?

Если почти все маститые деятели оппозиции, вошедшие в Совет и Бюро Ассамблеи, на все лады обсуждают обустройство «России без Путина», но даже не касаются вопроса, как эту «Россию без Путина» сотворить, типа, всё само собой рассосётся – это о чём-то говорит?

Именно по этой причине все они высокомерно отмахиваются от мухинской характеристики режима как режима фашистского. Потому что понимание сути режима неизбежно указывает методы борьбы с ним, а они могут быть, мало того, что некомфортны, так и прямо небезопасны, пусть и совершенно законны.   Антифашистский трибунал – один из этих методов. Свободные выборы – другой. Организация референдума по принятию закона «О суде народа» – третий. А все эти клоуны, ряженые в одежды профессиональных борцов с режимом, могут только тупо бубнить, что «никто не позволит организовать выборы, никто не позволит провести референдум, что сейчас сюда придет прокуратура и всех арестует, протесты утроим, выйдем на марш несогласных»... Храбрецы, блин.

Либералы до сих пор вдохновлены перестройкой и августом 1991, всерьёз полагая произошедшее своей победой. Они утверждают, что никакой стратегии борьбы с режимом быть не может, и приводят в пример свою якобы победу в августе 1991. Они типа безо всякого плана монстра завалили. Ну-ну, завалили... У победы,  как известно, тысячи отцов. СССР пал под грузом собственных противоречий, главным из которых было противоречие внутри партгосноменклатуры – коллективного собственника средств производства СССР, обостренное снижением темпов производства и нарастанием отставания от развитых стран Запада. Возможность сообща владеть всей страной, но невозможность персонально распоряжаться этой собственностью и привела к тому, что номенклатура организовала персонализацию общеклассовой собственности, результатом чего стало и расстройство всего хозяйственного механизма, и крушение всей политической системы. А либералы… Они прибежали к трупу мёртвого льва, но  у них не хватило ума воспользоваться такой прухой, чтобы реализовать свои общественные идеи. Вот и сейчас эти «победители» ждут "кипиша", под шумок которого они потребуют от режима организации свободных выборов, как это было в 1989 году, в которых они и поучаствуют. Правда, практически все из них понимают, что их шансы победить в этих выборах ничтожно малы, что эти шансы достанутся их политическим оппонентам из патриотического лагеря. Цену своим идеям они хорошо знают. А такой добряк они никому делать не собираются, поэтому о выборах молчат, тупо мечтая, что недалек тот день, когда нежно ненавидимая ими "кремлядь" их же и призовет обустраивать страну, чтобы воспользоваться их недюжинным умищем и якобы колоссальнейшим политическим опытом. А пока можно, по примеру И.Хакамады, организовать курсы по обучению женщин деловому стилю, или погрузиться в поиски консенсуса внутри НА, надеясь на то, что власть убоится нарождающегося консенсуса в оппозиции и опять-таки призовет обустраивать страну - далее по тексту..

В общем, признав режим фашистским, придется признать, что с фашизмом надо бороться. Все честные люди обязаны бороться с фашизмом. А политические неудачники бороться ни с чем и ни с кем не способны. Они лучше подачки от этого режима получать будут, вольности. Осваивая в придачу деньги спонсоров, выделенные на борьбу с режимом. Отчитываясь за них количеством проведенных акций, которые никаким местом режиму не опасны, но на проведение которых можно списать денежные средства, полученные от  какого-нибудь «National Endowment for Democracy».

Огораживания

Подтвердить, что режим Кремля фашистский несложно. Он сам это не особо-то и скрывает. И дело здесь не только в беспределе рядовых фашистов, хотя именно они должны являться объектом борьбы, именно их надо заставить бояться быть фашистами, для чего и предназначен Московский городской антифашистский трибунал (МГАТ) www.mgat.info. Дело в том, что Кремль своей политикой сам провоцирует то, за что он преследует. Чтобы было понятнее, о чём речь, можно вспомнить политику огораживания в средневековой Англии. Капитализм развивался, рос экспорт шерсти и цены на неё, нужна была земля под пастбища, под которые захватывались и огораживались пахотные земли, а обрабатывающие их крестьяне сгонялись. Это приводило к массовому обнищанию населения, для которого не оставалось ничего иного, кроме бродяжничества, воровства и пр. Так вот королевская власть издавала законы, по которым бродяжничество было запрещено и, в конечном итоге, каралось смертной казнью. Государство создавало очаги социальной напряженности, провоцировало социальные взрывы, и безжалостно расправлялось с загнанными в угол людьми. По-европейски мило и цивилизованно.

Точно так же огораживается политическое пространство в России. Нынешние действия государственной власти по изменению принципов формирования законодательного органа повторяют опыт СССР с Советами – обеспечение избрания удобных партгосноменклатуре людей. Эти действия направлены на недопущение в политическое пространство нежелательных субъектов, а апатия избирателей к выборам, переходящая в рвотные позывы при любом упоминании о них, нейтрализуется ублюдочными законодательными инициативами: отмена порога явки в любом случае позволит не сорвать выборы и кого-нибудь да избрать; а желание избирателей протестовать против профанации самой идеи выборов нейтрализуется отменой права голосовать против всех. На попытки никому не известных кандидатов заявить о себе критикой действующих депутатов, вводится законодательный запрет. Но венцом всего стало грубейшее нарушение Конституции и отмена выборов по мажоритарным округам, замена их выборами по партийным спискам. А это отнюдь не безобидное усовершенствование законодательства. Если раньше в соответствии с Федеральным законом от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" право выдвижения кандидатов регулировалось статьей 37, которая предусматривала выдвижение кандидатов как непосредственно путём самовыдвижения или выдвижения избирательным блоком, так и в составе списка кандидатов, то теперь, в соответствии с Федеральным законом от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", депутаты избираются пропорционально числу голосов избирателей, поданных за федеральные списки кандидатов. А эти списки составляются только политическими партиями, которые имеют право участвовать в выборах (которым выдали ярлык в Администрации гаранта Конституции), на съезде партии в соответствии с уставом партии. Тем же, кто не состоит ни в каких партиях, но желает попробовать свои силы в качестве депутата, статья 37 позволяет обратиться в любое региональное отделение любой политической партии с предложением включить его в свой список. Формально это обращение должно быть рассмотрено на общем собрании регионального отделения политической партии. Теоретически региональное отделение даже может поддержать этого варяга и рекомендовать его партийному руководству. Но включить его в федеральный список кандидатов может только съезд политической партии. То есть, перед тем, как стать народным избранником, выдержав экзамен избирателей, гражданин должен пройти сита партийных функционеров. И решать, избираться или не избираться ему в депутаты, будут они. Вперед избирателей. А это прямое нарушение Конституции, поскольку в статье 96 сказано о выборах депутатов, но нигде ничего не сказано о выборах партийных списков.

В общем, избирательные участки огорожены, нежелательные личности с них изгнаны, а сами участки стали местом раздачи бубликов одним, дырок от бубликов - другим. А это, как правильно сообщил в свое время Маяковский, и есть демократическая республика. Но это не всё. Задачу огораживания можно было бы считать успешно завершенной, если бы не эта самая … Как её … Демократическая Конституция со своей 3-й статьёй.

Закон о референдуме

В статье «Референдум – это метод» («Дуэль» № 47 (545) от 20.11.07, http://duel.ru/200747/?47_5_1) были проанализированы яростные атаки слуг народа на законодательство о референдуме. Слуги прекрасно понимают, что если инициатива референдума будет исходить не из Кремля,  то события могут принять нежелательный для них оборот. Запретить референдум нельзя до тех пор, пока Россия, хотя бы формально, является демократическим государством. Но инициативу референдума можно усложнить до практически полной невозможности его проведения. Что и было сделано в 2004 году, когда Государственная Дума приняла федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» N 5-ФКЗ от 28.06.04, который настолько формализовал и затруднил инициативу проведения референдума, что сделал ее практически невозможной. Официальная власть в России всерьез озадачена тем, что при инициативе референдума со стороны граждан, события могут принять нежелательный для власти характер. Отменить возможность проведения референдума она пока не может. А вот выставить к организаторам требования так, чтобы практически исключить саму возможность проведения референдума по инициативе снизу - в ее силах. И опасается она именно инициативы АВН, потому что вопрос АВН – принятие в Конституцию статьи 138 и закона «О суде народа над Президентом и депутатами Федерального Собрания РФ» http://avn.armiavn.com/ нравственно и  юридически безупречен, и противопоставить ему законным способом нечего.   Отсюда и усложнение процедуры инициативы референдума для граждан и одновременное упрощение для ее запрета ЦИКой. Потому что референдум - это лазейка в колониальных законах, это законный путь, который можно и нужно пройти до конца! При всём этом, ни одного референдума, инициированного гражданами, да и самой федеральной властью, в период между двумя версиями законов (1995 – 2004 гг) не было. Но не спится спокойно слугам народа.  Ненавидят они 3-ю статью Конституции - вынужденную дань демократической моде. И то, что эту дань рано или поздно возьмёт тот, кому она предназначена – народ России, они понимают. И в 2007 году они продолжили огораживать политическое пространство, своё корыто. Насиловать девственницу - закон о всероссийском референдуме, который ещё никем ни разу не был применён.

Слуги народа решили  запретить выносить на референдум все вопросы, принятие решения по которым относится «к исключительной компетенции органов госвласти». А с учетом того, что, например, Госдума вправе принимать федеральные законы почти по любому вопросу, появление такой нормы означает фактический запрет любых референдумов. Гораздо легче было просто написать в законе, по каким вопросам проводить референдум можно: по логике авторов законопроекта, разрешить можно лишь референдумы муниципального уровня о недопустимости, к примеру, вырубки парка в отдельном микрорайоне.

Слуга народа Москалец в беседе с журналистами искренне задавался вопросом: «А зачем вообще референдум? Если у людей есть какие-то проблемы, пусть пишут, и мы как депутаты постараемся их решить». Знайте свое место, быдло, без вас депутаты разберутся, а то ходют тут всякие.... Барин думает за вас. (http://www.rbcdaily.ru/2007/10/12/focus/297831,   http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/38/news_nichego_nelzya/). И эта наглость была настолько вопиюща, что даже Конституционный суд был вынужден совершить непредусмотренный законами, но никого ни к чему не обязывающий маневр, и направить в Думу письмо секретариата с оценкой принятых в первом чтении поправок в закон «О референдуме» как несоразмерно ограничивающих право граждан на референдум. А деловое издание «Эксперт» в статье «Ничего нельзя» (N38, 15.10.07,  http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/38/)  написало следующее:

«...Авторы законопроекта отмечают, что теперь Центризбирком будет иметь куда более четкие критерии для рассмотрения вопроса о допустимости проведения референдума по той или иной проблеме. Критерии и вправду выходят четкие: никакого референдума ни по какому значимому поводу проводить нельзя. Теперь правом что-нибудь менять в законах и устройстве страны обладает только «Единая Россия», имеющая конституционное большинство в нижней палате парламента. Она единственная и может теперь принимать законы практически по любым вопросам. Отменяя референдум, депутаты исходили из благородного желания максимально обеспечить стабильность и неизменность властной системы, однако по сути заложили базу будущей дестабилизации и революционных изменений".

По поводу благородного желания слуг народа. Можно, конечно, допустить, что слуги народа именно благими намерениями и руководствовались.  Тот же самый добросовестный слуга Москалец, так и говорил об этом: «Выход на референдум легким быть и не может, иначе саму страну легко развести по разные стороны баррикад». Только их понятия о благости к общественной пользе никакого отношения не имеют. То, что они обеспечивают стабильность и неизменность властной системы, это сомнению не подлежит, но с каких это пор охрана корыта стала благородным делом? С каких это пор стабильность и неизменность властной системы стала неоспоримой общественной ценностью? Любой более менее вменяемый гражданин наивно полагает, что таковой неоспоримой ценностью является удовлетворенность общества качеством своей жизни, и что задачей властной системы должно стать улучшение жизни народа, что только неустанный труд государства по улучшению жизни народа является благородным делом - подвигом, а вовсе не сохранение властной системой самой себя. Алчные же особи звереют от мысли, что кто-то может попытаться оттащить их от этого корыта, и защищают своё место возле него. А народец, значит, должен понимать проявление этих животных инстинктов, как благородство? В общем, слуги народа цинично подтёрлись письмом секретариата КС, отложив насилие над девственницей всего на полгода. И в апреле 2008 добились своего.

Казни согнанных.

В Конституционном суде, конечно, клоуны тоже ещё те. Чем является Конституция, они понимают, конечно, больше, чем законодатели, но меньше, чем положено по их должности. Но зачем им это?! Их больше взволновал перевоз их богадельни со всем скарбом из Москвы в Питер, нежели глумление над Конституцией. Из чего это следует? Из фразы «право граждан на референдум». Референдум, г-н Зорькин и Ко, это не право граждан! Права граждан перечислены в главе 2 Конституции, которая так и называется «Права и свободы человека и гражданина», и к ним относятся право на жизнь, на равенство перед законом и судом, свободу и личную неприкосновенность  и пр. Права же на референдум среди них нет. Потому что референдум – это форма непосредственного проявления народом своей власти, прописанная в главе 1 «Основы конституционного строя». И ситуация выглядит так, что охамевшие слуги народа присвоили себе полномочия своего хозяина, "забыв", кто в доме источник власти.

А это - статья 278 УК РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти», а в соответствии с N 148-ФЗ "О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" – это экстремизм – деятельность, направленная на насильственное изменение основ конституционного строя. И поэтому КС надо было не целок из себя корчить, написав единственное робкое предупредительное письмецо преступникам, а сразу писать в Администрацию гаранта Конституции, Генеральную прокуратуру, ФСБ и пр. Ну да, ну да, это не входит в их обязанности!!! Но, во-первых, написание письма секретариатом суда в Думу тоже не входило в их обязанности, но они попытались изобразить озабоченность происходящим, а во-вторых, каждый честный гражданин обязан противостоять попыткам государственного переворота.

Но цинизм слуг народа этим не исчерпывается. Между актами насилия над законодательством о референдуме 27.07.06 ими был принят N 148-ФЗ "О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" – закон о казни согнанных с огороженного политического пространства граждан, по которому под экстремизмом понимаются даже косые взгляды, брошенные в сторону чиновника. К примеру, в УК РФ есть статья «Клевета», но лицам, осваивающим богатства страны через зарплаты и возможности госслужащих, этого недостаточно - они ж не плебеи какие-нибудь, чтобы нарвне с остальными довольствоваться статьёй УК. Клевету на себя они считают особым преступлением, и теперь это квалифицируется как экстремизм. И пофиг, что слуги народа первыми попадают под действие своего же закона. В условиях разделения властей и отсутствия ответственности высшего политического руководства перед народом, ветви власти поделили полянку, и друг другу не мешают. А, к примеру, эта статья, доказывающая, что вся система государственной власти это ничто иное как глобальное экстремистское сообщество, целью которого является насильственное изменение основ конституционного строя под суровые клятвы в верности Конституции и её неизменности (да её совсем не обязательно менять, творите, что хотите, КС всё равно объявит это соответствующим конституции, только прикажите ему!), запросто может быть объявлена ими экстремизмом. Стоит только им доказать, что, обвинение их в экстремизме - это клевета на них, и поэтому авторы сами дураки, то есть, экстремисты. Бездоказательное обвинение госчиновника в экстремизме – это не просто клевета, это – экстремизм! Доказательное обвинение? Ну-ну, суд оценит эти ваши доказательства! Если не басманный, так савеловский , а как он это умеет делать, каждый может посмотреть, ознакомившись с кассационной жалобой главного редактора газеты "Дуэль" Ю.Мухина на заведомо неправосудный приговор суда, признавшего его экстремистом и отвесившего 2 года условно http://www.ymuhin.ru/?q=node/233. В общем, доказывать они умеют!!! Суды над «Дуэлью» и Ю.И.Мухиным это показали. Судья Куприянова С.Н. – герой борьбы против свободы слова и Конституции!

Ум чиновников переоценивать не стоит, ничего особенного в нём нет, и взяться неоткуда, но и сравнивать их с прапорщиком из анекдота: «Товарищ прапорщик, остановите поезд! Поезд, на месте стой. Раз-два!» вряд ли оправданно. Все изменения в выборном законодательстве, законодательстве о референдуме, законе об экстремизме складываются в непротиворечивую картину, из которой очевидно, что они преследуют одну цель – обеспечить стабильное существование режима за счёт изгнания с легального политического пространства своих политических оппонентов и дальнейшей расправой над ними, когда те начнут вести борьбу идей в ином пространстве. Все эти законодательные инициативы представляют собой единую, взаимосвязанную политику. То есть, способствуют присвоению власти в государстве корпорацией частных лиц, подменяя интересы общества интересами этой корпорации.

Конечно, о том, что поезда по команде прапорщиков не останавливается, они знают. Что все эти инициативы способны привести к одному – противостоянию, революциям  и пр., тоже знают. Просто они не сильно в это верят, уроки истории забываются быстро: судьбы Российской империи и Советского Союза никого ничему не научили. Зато верят в силу закона о противодействии экстремизму, в то, что они всех пересажают, и что всё у них получится! Но, тем не менее, вся система государственной власти своей законодательной политикой провоцирует то, против чего она якобы борется. И не просто провоцирует, а расправляется с теми, кого она спровоцировала. И в законе о противодействии экстремистской деятельности предусмотрена возможность перманентных расправ по желанию левой пятки какого-нибудь юриста 3-его класса. И это не ошибка, не просчёт законодателей и консультирующих их юристов. Любой закон не имеет никакого смысла, если нет механизма его применения. Бессмысленно штрафовать за курение за рулем, или за употребление пива в общественных местах, потому что всё это не отследить. Так, разовые акции для отчётности. А вот закон о противодействии экстремистской деятельности составлен так, что любой юрист 3-его класса, не особо напрягаясь, будет добросовестно охранять огороженное корпорацией пространство. И плевать ему при этом на интересы этих чиновников, он и сам их не особо-то жалует. Он, думая о себе, любимом, позаботится и о них тоже.

Смысл абсолютно всех репрессий.

Законодатель, принимая закон о противодействии экстремистской деятельности, определив таковой возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, не предусмотрел никаких критериев, по которому человека можно было бы отнести к той или иной социальной группе. Именно отсутствие таковых критериев свидетельствует о том, что этот закон имеет потенциал репрессивного механизма, используя который к уголовной ответственности можно привлечь любого человека. Все репрессии во все времена именно так и совершались: не имеет никакого значения, совершил ли человек противозаконное деяние или нет, важна сама возможность наказать его в любой момент, чтобы создать атмосферу страха перед государством, перед властью. Разумеется, нынешние репрессии не столь ужасны, как публичные казни на площадях средневековых городов времен становления абсолютизма, не столь трагичны, как во времена становления Советского государства, но быть осуждённым к лишению свободы на несколько лет – перспектива далеко не самая заманчивая. Именно поэтому законодатель и оставил возможность юристам третьего класса самостоятельно причислять людей к тем или иным социальным группам. По произвольным признакам.

Это наглядно можно продемонстрировать на примере нашего соратника из Костромы Романа Замураева («Как государство плющит Конституцию», «К барьеру!» №22, 20.10.09 http://avn.armiavn.com/propaganda/articles1-027.html, «Нелегко плющить Конституцию», «К барьеру!» №23, 27.10.09 http://avn.armiavn.com/propaganda/articles1-028.html). Руками провинциального следователя из Костромы Владимира Лепихина, присвоившая власть в России группировка огораживает своё пространство на самом опасном для себя направлении: организации референдума по принятию закона «О суде народа над Президентом и депутатами Федерального Собрания». Дело в том, что люди, даже незаурядного ума, столкнутся с огромными сложностями, пытаясь убедить кого-нибудь в том, что отвечать за результаты своей работы должны все, кроме депутатов и Президента. Что уж говорить об уме людей, составляющих законодательный орган власти – парламент, который, как на всю страну заявил один из его руководителей, не место для дискуссий! Это расеянские парламентарии - не люди для дискуссий! Они, даже если и захотят, то не смогут вести никакой дискуссии! Для этого нужен ум, нацеленный на поиск истины, привыкший к работе, к постоянной борьбе идей, а откуда у депутатов такой ум? Именно поэтому они никогда не возьмутся доказать, что закон «О суде народа» - это неправильно.

С целью создания новостных поводов  вокруг дела Замураева Ермоленко А.А. было написано заявление в Генеральную прокуратуру (http://avn.armiavn.com/propaganda/articles1-025.html), копии которого были разосланы руководителям всех ветвей власти. Вот что ответил через свою интернет-приемную Миронов:

«Получил текст Вашего заявления на имя Генерального прокурора РФ. Как я понял, в мой адрес оно прислано для ознакомления (неправильно понял, это было попыткой заставить его защищать Конституцию – прим. авт.). Надеюсь, что из Генпрокуратуры Вы получите исчерпывающий ответ на все вопросы, которые Вами поставлены. Со своей стороны хотел бы подчеркнуть одно: разумеется, механизмы ответственности власти на всех уровнях надо совершенствовать. С этим никто не спорит. Но формы и методы, которые избраны Вами и Вашими коллегами, на мой взгляд, мягко говоря, сомнительны (выделено авт). Пусть в судебном порядке решается вопрос: действительно ли в упомянутом Вами материале допущены экстремистские высказывания или нет. Но в любом случае реальной конструктивной заботы о совершенствовании законодательства тут не видно, а вот деструктивного политического радикализма - с избытком. Полагаю, что это совершенно бесперспективная позиция».

Миронов сразу дал понять, что конституционные формы и методы, которые использует в своей деятельности АВН, сомнительны (!!!). И это ещё он мягко выражается!!! И что прокуратура разберется во всем как надо. Миронов С.М. – председатель Совета Федерации, один из руководителей государства, а в заявлении в Генеральную прокуратуру и в письме к нему, указывалось, что речь идет о деятельности экстремистского сообщества из работников надзорных и правоохранительных органов, поставивших себе целью насильственное изменение основ конституционного строя, присвоение властных полномочий народа, ЦИК и Конституционного суда, воспрепятствование права граждан на участие в референдуме – это статьи Х раздела УК «Преступления против государственной власти». Можно было бы посчитать Миронова недалёким человечком: руководитель государства даже не пытается вникнуть в дело о преступлении против государства, отдав это на откуп прокуратуре (гарант Конституции, кстати, тоже не вникал, переправил заявление в прокуратуру), если бы не глубокая реплика о сомнительности конституционных форм и методов. Которая всё и проясняет. (О том, как этим занимается прокуратура, будет сообщено дополнительно).

Итак, поскольку идее АВН режим противопоставить ничего не может, поскольку АВН в своей деятельности не использует никаких запрещенных законом методов (АВН – прообраз инициативных групп по организации и проведению референдума, то есть, наиболее законопослушные граждане), никаких акций прямого действия, ничего, за что можно было бы задержать и доставить в отделение милиции хотя бы для проверки документов, то отработанные режимом полицейские методы непригодны. И здесь автоматически раскрылся репрессивный потенциал закона об экстремизме.

Следователь  по особо важным делам  следственного отдела по г. Костроме следственного управления Следственного  комитета при прокуратуре РФ по Костромской  области Лепихин В.С. решил, что ему для возбуждения уголовного дела будет достаточно того, что на сайте министерства юстиции в списке экстремистских материалов под номером 292 числится незаконно к ним причисленная листовка «Ты избрал – тебе судить!». Зачем следователь по особо важным делам начал заниматься этим делом, знает только он и его начальство. Может, захотел стать юристом 2 класса, а может, начальство решило для галочки отчитаться в успешной борьбе с Конституцией. Но, тем не менее, начатое дело сразу начало разваливаться. Да оно и не могло не разваливаться, но поскольку дело начато, то его надо обязательно доводить до обвинения и обвинительного приговора. Дополнительная экспертиза, назначенная Лепихиным http://zamuraev-roman. livejournal.com/2660.html? thread=9316#t9316, проделанная в местном госуниверситете, призывов к дискриминации и насильственным действиям в тексте закона «О суде народа» не обнаружила, но, чтобы не ссориться с прокуратурой, указала, что текст  послесловия к закону якобы унижает социальную группу – людей, неприсоединившихся к АВН, сравнивая их с организмами («Если ты человек, а не просто организм, становись в ряды АВН!»). Лепихин реализовал  репрессивный потенциал закона об экстремизме - отсутствие критериев, по которым человека можно было бы отнести к той или иной социальной группе. И пытается обвинить Замураева в экстремизме по подсказке местного эксперта – за унижение людей, не присоединившихся к АВН.

Понятие социальной группы в Уголовном кодексе не определено, поэтому нет оснований считать людей, не вступивших в АВН, социальной группой. Но законодателем оставлена возможность юристам третьего класса самостоятельно причислять людей к тем или иным социальным группам. По произвольным признакам. Именно в этом заключается один из элементов репрессивного потенциала закона: в невозможности граждан застраховаться от карающей руки государства. Никто не должен быть уверен, что не попадет под неё. От тюрьмы не зарекайся. Но, судя по всему, в отличие от Москвы, в Костроме сохранились некие понятия о профессиональной этике - не может Лепихин такое, высосанное из пальца обвинение, передать в суд. Плюс ко всему, скорее всего, дело Замураева для Костромы не является знаковым, политическим делом (в отличие от дела Ю.И.Мухина), и не факт, что костромские судьи на основании смехотворного обвинения (люди, не вступившие в АВН, социальной группой не являются, т.к. у них нет внутренней организации, нет общей цели деятельности, форм социального контроля, интенсивных групповых взаимодействий, всего того, что характеризует социальную группу, то есть, объект преступления - потерпевшая сторона -  социальная группа - отсутствует) вынесут обвинительный приговор.  Но и закрыть начатое дело Лепихин не может. И он начинает «рыть» под Замураева и АВН, пытаясь подвести дело под организацию экстремистского сообщества. Телефон Замураева постоянно прослушивается, за ним установлено наблюдение. В общем, Лепихин ревностно охраняет огороженное пространство

Таким образом, демонстративное нежелание руководителей ветвей государственной власти: Президента, премьер-министра, председателя Совета Федерации, спикера нижней палаты парламента, председателей Верховного и Конституционного судов, генерального прокурора (всем им были отправлены копии заявления в прокуратуру с сопроводительными письмами) лично вникать в суть происходящих процессов, дополненное показательной репликой Миронова, подтверждает мысль, что с их точки зрения всё так и должно быть. Власть в России персонализирована корпорацией частных лиц, которые для её удержания всячески подавляют права и свободы граждан, а попытки граждан использовать правовые механизмы для того, чтобы полностью раскрыть потенциал, пусть формально, но всё же демократического государства, пресекаются особыми отрядами, формально состоящими на службе общественных интересов, а фактически служащих этой корпорации. Корпорация дала им инструмент защиты себя и огороженного для себя политического пространства от изгнанных с него людей – инструмент политической казни. Можно, конечно, утверждать, что такая система власти ни разу не фашистская, но ограничение свободы слова, устранение демократии при формальном ее наличии - как раз и есть критерий, отличающий фашистский режим, от, например, авторитарного или тоталитарного. Да, в царской России тоже не было свободы слова, но царь и не заявлял, что власть в России принадлежит народу.

 

А что же делать?

Исторически все государства именно так и возникали: как чуждый обществу инструмент насилия, изъятия создаваемых обществом и отдельными его членами благ в пользу других членов, раньше, чем остальные, осознав свои интересы, объединялись. Как инструмент эксплуатации. Но история богата прецедентами, и зачастую так случалось, что эти разбойничьи банды (Блаженный Августин Аврелий «О граде божьем») начинали более или менее продолжительное время служить всему обществу. Эта служба продолжалось до тех пор, пока общество могло прямо или косвенно наказать высшую власть. Или не наказать, что можно тоже считать формой поощрения. Крайние примеры, иллюстрирующие эту мысль – ситуации, когда с одной стороны власть с её умной или не очень умной политикой, а с другой стороны – вооружённый народ. Не армия мирного времени, а народ - практически все мобилизованные взрослые мужчины с оружием в руках. Матросы и солдаты в 1917 году политику Временного правительства не одобрили, и наказали его. А вот Сталина и большевиков народ не наказал,    хотя судил самым действенным судом в 1941-1943 годах, когда принимал смерть на фронтах миллионами, когда его соблазняли изменить Родине и верховному главнокомандующему - Сталину враги и отечественные мерзавцы, когда в руках народа было самое современное оружие. Но и тогда народ не поднял восстания и не сверг большевиков вместе со Сталиным (Ю.И.Мухин «Суд над Сталиным-5»  http://www.ymuhin.ru/?q=node/249).

Корпорацию чиновников из состава руководства страны, фактически превращенной ими в  РАО «Российская Федерация», заставить служить обществу может только угроза наказания со стороны общества. А поскольку население после Великой Отечественной Войны разоружила ещё Советская власть, а возможность «мирных» методов наказания в виде, например, неизбрания или отстранения от власти, корпорацией полностью блокирована (о чём было сказано выше), то налицо полнейшая безответственность власти в России. Эта корпорация огородила себя от общества, а огороженное пространство ревностно охраняют её неискренние слуги – Куприяновы, Лепихины и пр. Эти последние тоже преступники, они нарушают формальные законы государства, но они знают, что делают это в интересах корпорации, и она их защитит. Они не боятся быть преступниками. А корпорация, в свою очередь находится на огороженном пространстве и полностью безответственна и независима от общества. И недовольство общества преступной деятельностью её охранников корпорацию не колышет. Круг замкнулся. В каком месте его разрывать?

Устраивать революцию, свергать «плохую» власть и на её место усаживать хорошую? На колу висит мочало, начинаем всё сначала. Не вдаваясь в технические вопросы свержения власти, можно только прикинуть, через сколько лет история повторится: честное служение ВКП (б) – КПСС народу продолжалось без малого 40 лет; наивной либеральной романтики не хватило и на 10, вообще ни насколько не хватило - выкидыш потому что.  К тому же все эти "революционеры" неискренни: ни один из них не готов предстать перед судом народа. Эта мысль ввергает их в ступор и вызывает неврологический энурез. А на вопрос, о гарантиях, которые они дадут в том, что будут искренне служить народу, честно и с апломбом отвечают, что никаких гарантий и быть не может. Народ типа увидит, как они засучив рукава, не жалея живота своего, потом и кровью истекают на службе ему. А на следующий вопрос, почему бы им, таким самоотверженным, просто не предстать перед судом народа, отвечают, что никакого народа нет, а есть только население, тупое, подлое и алчное, представать перед судом которого им западло. Народу типа еще надо дорасти, чтобы судить Прометеев. Было бы странно, если бы они говорили иначе. Никто еще, скромно потупив глазки, не признавался в том, что, придя к власти, будет воровать, забьёт на все дела, и пустится во все тяжкие.

Революцией будет принятие закона «О суде народа». Он внешне только выглядит формальным изменением законодательства. Но принятие его коренным образом поменяет природу государства. Оно уже не будет корпорацией частных лиц, поставивших на службу себе общество и его ресурсы. Сущность государства, как особого аппарата насилия, служащего экономически господствующим классы, изменится, и вместо служения только избранным, оно станет слугой всех, как ему удавалось это делать ранее только в периоды высшего напряжения сил во время войн и смут. По существу это будет самый искренний слуга общества – аппарат, система учреждений, имеющий целью защиту всего народа от разных опасностей, защиту общественных интересов. И будучи ответственными перед народом, они не отдадут на откуп юристам третьего класса вопросы государственной важности и безопасности, не станут скрываться за словами о разделении властей, они лично будут контролировать эти вопросы и вникать в них. Потому что, если население будет недовольно действиями юристов третьего класса, то, не исключено, что сидеть придётся депутатам. Миронову и остальным 630 слугам. И они это понимают, но служить народу не собираются, предпринимая меры, чтобы не допустить проведения референдума по принятию нашего закона. А поскольку законных оснований на запрет обсуждения общественных идей нет, и на проведение референдума тоже, то они, дав в руки лепихиных закон об экстремизме - инструмент политической казни, заодно дали им «зелёную улицу» для его использования, и полагают, что если не исключат саму возможность проведения референдума по принятию закона «О суде народа», то отложат её на неопределенное время. Пока то да сё, судебные разборки по поводу незаконных действий охранников огороженного политического пространства и пр. На их век, в общем, хватит безответственного глумления над страной.

Параллельно с подготовкой к референдуму мы разорвём спайку безответственной корпорации и её безответственных охранников. Сделаем это через Антифашистский трибунал. Это надо для того, чтобы рядовые пособники фашизма боялись быть фашистами, боялись совершать преступления. Боялись незаконно мешать организации нашего референдума. Первая кандидатура в обвиняемые Антифашистским Трибуналом в пособничестве фашизму – судья Савёловского районного суда Москвы Куприянова С.Н. 

А организуем референдум мы после выборов 2012 года. Это не будет разведка боем, сил для этого у нас достаточно. Все, кто готов принять участие в работе инициативных групп по организации референдума, пишите: ermolenko.andrey@gmail.com, Ермоленко А.А.

Ермоленко А.А.

Кропотов Д.П.

Армия воли народа

Челябинск

12.11.09