Название
НЕ БЫВАЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БЕЗ ЗАРАНЕЕ ПРЕДУСМОТРЕННОГО НАКАЗАНИЯ!
                                                                                             Всероссийское неполитическое общественное объединение
 

Главная

 
 

 
 

Судебная коллегия по уголовным делам

Костромского областного суда

от Замураева Романа Владимировича

паспорт серия  номер

проживающего по адресу:

 

Возражения на кассационное представление

прокурора по делу Замураева Р.В.

Ознакомившись с кассационным представлением прокурора Подтурова И.К. по своему делу, в соответствии со ст. 358 УПК РФ, представляю свои возражения.

Считаю, что доводы кассационного представления несостоятельны по следующим причинам:

1) В Кассационном представлении Гособвинителя извращены «до наоборот» принципы судопроизводства – наличие действия, запрещенного законом под угрозой наказания («возбуждение социальной вражды», ст. 282 ч.1 УК РФ), установленное в гражданском процессе Адлерским районным судом, Государственным обвинителем представляется в качестве преюдициального обстоятельства для уголовного дела, рассмотренного Свердловским районным судом г.Костромы.

Но Закон указывает обратное.

Статья 61.4 ГПК РФ: «Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

Таким образом, вступивший в силу приговор Свердловского суда г. Костромы будет преюдициальным обстоятельством для отмены решения Адлерского районного суда, и представлять это решение в качестве доказательства по данному делу, это извращать основы уголовного судопроизводства.

2) Обвинитель приводит в качестве доказательства«заключение специалиста - справка об исследовании № 17/6520 от 10 .01.2007, согласно которой в тексте материала «Ты избрал - тебе судить!» имеются высказывания, являющиеся призывами к осуществлению каких-либо насильственных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы, к осуществлению экстремистской деятельности, а также слова, возбуждающие социальную вражду либо рознь». Но сам специалист предостерегал суд в Адлере от использования его справки в качестве доказательства, вписав в своей Справке под этими выводами: «Для более подробного исследования и детального анализа содержания информационного материала требуется назначение и проведение судебной лингвистической экспертизы». Такая экспертиза судом в Адлере назначена не была, тем не менее, Гособвинитель считает эту справку доказательством.

3) 15 Июня 2010 года Пленум Верховного Суда принял Постановление № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»». И в пункте 28 Пленум в очередной раз указал: «Выясняя вопрос о том, имеет ли место злоупотребление свободой массовой информации, суду следует учитывать не только использованные в статье, теле- или радиопрограмме слова и выражения (формулировки), но и контекст, в котором они были сделаны».

В нарушение указаний Верховного суда, ни прокуратура Краснодарского края, ни Гособвинитель по данному делу не ставили перед экспертами-лингвистами вопросов о контексте рассмотренного материала, требуя от них выискивать отдельные «крамольные» слова и выражения без установления цели, с которой эти слова были написаны.

4) Вопросы осуществления экстремистской деятельности, возбуждения социальной вражды, пропаганды, не являются вопросами, изучаемыми наукой лингвистикой, это вопросы права, а отвечать на них может только суд, а не лингвист. Ответы лингвистов на эти вопросы являются заведомо недопустимыми доказательствами, тем не менее, Гособвинитель убеждает суд кассационной инстанции: «Указанные выводы экспертов являются обоснованными и сомнений не вызывают, поскольку они согласуются и между собой и с приведенными выше доказательствами».

5) Суд установил, что «социальная группа предполагает наличие внутренней организации, общие цели деятельности, формы социального контроля, определенную сплоченность, общность интересов». Это определение суда соответствует определению, даваемому Новейшим философским словарем: «СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА - любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями».

Гособвинитель подменяет понятие «наличие» общих интересов, понятием «отсутствие» общих интересов, а отсутствие общего интереса, предложил суду считать наличием этого общего интереса. И с помощью этих логических вывертов, за отсутствие у граждан интереса вступать в АВН, зачисляет этих граждан в выдуманную Гособвинителем социальную группу. Но при таком извращении логики получается, что и граждане, у которых отсутствует интерес смотреть фильмы Никиты Михалкова, и граждане, у которых отсутствует интерес собирать грибы, это тоже социальные группы. Таким легким движением ума, философское понятие «социальная группа» легко превращается в непонятно что.

Суд совершенно правильно установил, что граждане, всего лишь не имеющие интереса вступать в АВН, социальной группой не являются.

6) Точно так же, суд абсолютно правильно установил, что государственные служащие не могут быть социальной группой.

Они поступают на государственную службу не для удовлетворения личных или общих интересов, а для исполнения государственных обязанностей! Интересы и обязанности это очень разные понятия. Государственные служащие, которые реализуют в рамках государственной должности не служебные обязанности - не интересы службы, а любого личные или общественные интересы, совершают деяние, запрещенное статьей 285 Уголовного кодекса под угрозой наказания. Вне своих должностей, они могут реализовать какие угодно совместные интересы, но как государственным служащим, им это запрещено законом, и в этом статусе они могут реализовать только служебные обязанности!

Потом, а как они в рамках государственной службы организованы для реализации своих интересов? Ведь такое объединение и организация обязательны для того, чтобы люди считались социальной группой. По приказу президента или своих начальников выходят на забастовку с требованием повысить зарплату?

Государственные служащие не могут быть социальной группой по определению.

7) Таким образом, суд абсолютно правильно установил, что в данном деле отсутствует объектпреступления, следовательно, отсутствует состав преступления: «При таких обстоятельствах, суд считает, что в действиях Замураева Р.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК РФ»

Мало этого, суд установил, что в данном деле отсутствует и событие преступления, поскольку инкриминируемое подсудимому деяние могло бы быть всего лишь административным правонарушением: «В соответствии со ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» на территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, производство, хранение или распространение экстремистских материалов является правонарушением и влечет за собой ответственность».

Но и признаков административного правонарушения в действиях подсудимого суд не установил, поскольку: «Такая ответственность прямо предусмотрена ст. 20.29 Кодексом об Административных правонарушениях РФ, которая, что следует отметить, предусматривает административную ответственность лишь за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения. В массовом распространении экстремистских материалов Замураев Р.В. не обвиняется».

В связи с этим удивляет заявление Государственного обвинителя: «…приговор суда не соответствует также и требованиям, предъявляемым к описательно-мотивировочной части оправдательного приговора, установленные ст. 305 УПК РФ. Так, в приговоре не отражены обстоятельства уголовного дела, установленные судом. Не указаны в должной мере основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие».

Если таких оснований, как отсутствие события преступления и отсутствие состава преступления, для Гособвинителя мало, то ему следовало указать, какие еще основания требуются для оправдательного приговора? И почему Гособвинитель не указал доказательства, подтверждающие это его желание дополнительных оснований?

8) Гособвинителем в должной мере не были проанализированы представленные стороной защиты следующие доказательства: заключение экспертов ФСБ РФ от 20.06.2008 года по делу №2-238/15 и от 15.12.2008 года; экспертное заключение депутата Государственной думы четвертого созыва А.Н. Савельева №САН-950 от 31.08.2006 года; решение от 1 марта 2007 года Ленинского районного суда г. Курска, свидетельствующие в совокупности о том, что в тексте статьи «Ты избрал – тебе судить!», информации, направленной на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе не имеется.

9) Также Гособвинитель не учел заключение экспертов Центра специальной техники института криминалистики ФСБ РФ №3/422 от 02 сентября 2010 года, согласно которому в представленном информационном материале «Ты избрал – тебе судить!» не имеется слов, выражений или высказываний, содержащих негативные оценки в адрес какой-либо социальной группы по сравнению с другими категориями; не имеется высказываний, содержащих резкую негативную оценку или выражающих неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей социальной группе; не имеется высказываний, содержащих пропаганду неполноценности граждан какой-либо социальной группы по сравнению с другой социальной группой; не содержится призывов к осуществлению каких-либо враждебных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не имеется высказываний уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не содержится высказываний побудительного характера или фраз в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной группы за счет другой; не содержится призывов к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определенной социальной группы; использованные в представленном информационном материале словесные средства не выражают унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных слов и негативных установок в отношении какой-либо социальной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 378 УПК РФ

прошу:

в удовлетворении кассационного представления прокурора отказать, приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 1 ноября 2010 года оставить без изменения.

29 ноября 2010 года                                                            _______________ /Замураев Р.В./

Адвокат _______________ /Корольков В.Г./