Название
НЕ БЫВАЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БЕЗ ЗАРАНЕЕ ПРЕДУСМОТРЕННОГО НАКАЗАНИЯ!
 

Главная

 
 

 
 
 Председателю  Конституционного Суда Российской Федерации

   Г-ну Зорькину В.Д. 
 

   Уважаемый Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, Ваша честь! 
 

   24.01.10 я, в соответствии с  предоставленными  мне Законом право обратился  в Конституционный  Суд  Российской Федерации с жалобой на неконституционность примененного ко мне федерального закона – ст. 282 УК РФ в части ответственности за разжигание вражды и ненависти к социальной группе (копия обращения прилагается).

   11.03.10 я получил ответ от 02. 02.  2010 (исх. № 1669/15-01/10) Главного консультанта УКОУЮ Суда Соколова Е.А. (копия прилагается), известившего меня о неприемлемости мой жалобы. Данный ответ я считаю, незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям. 

   Во-первых. Приемлемость жалобы или обращения в  Конституционный  Суд Российской Федерации в соответствии со ст. 41 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» определяется судьями, они же только полномочны давать правовую оценку жалобы (обращения) в Определении. На консультантов  аппарата Суда такие полномочия Законом не возлагаются. В случае, если вопрос не отнесен к компетенции Конституционного  Суда Российской Федерации, в соответствии со ст. 40 «О Конституционном Суде Российской Федерации» жалоба направляется в компетентный госорган.   

   Во-вторых. В мой жалобе не содержалось обжалование  действий следователя, который в  своих действиях полностью  скован необходимостью следованию уголовного и уголовно-процессуального  закона, но именно жалоба на уголовный закон. Ссылки на результаты экспертизы также ничего не меняют в данной ситуации, ибо выводы добросовестного эксперта сводятся лишь к констатации того, наличествовал ли в определенных действиях состав деяния, подпадающего под признаки уголовно-наказуемых, либо нет. Если в обществе криминализирован публичный атеизм, как это было во многих  странах многие века, или отход от господствующей церкви, как это было по законам Российской Империи еще 100 лет назад, или критика государственного и общественного строя, как это было в нашей стране еще четверть века тому назад, или в Германии 70 лет назад, то эксперт, при любом его субъективном отношении, как в нашем первом примере, обязан указать, является ли данный ему на анализ текст провозглашением атеизма, либо, только особо изощренной формой теологической дискуссии; порвал ли публично некий человек с православием и перешёл в иную религию или церковь (например, стал католиком, примкнул к молоканам, старообрядцам, баптистам), либо его заявление было неправильно проинтерпретировано; выступал ли некто с заявлениями, что коммунистическая (либо – национал-социалистическая)  система пагубна для страны, либо всего лишь выступал с полемически резкой по форме, но в своей основе конструктивной критикой.  

   Суть  моей жалобы сводится к тому, что  конституционная норма о запрете социальной розни, ясно имеющая ввиду борьбу с возбуждением классовой ненависти, было извращена нормой уголовного закона, подменившего его борьбой с пропагандой против «социальных групп» - понятием принципиально неограниченном, что принесло к необоснованным ограничениям прав и свобод, защищенных ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

   Требуемые международным правом запреты на пропаганду расовой, национальной и  религиозной вражды прямо вытекают из печального опыта расизма в США, результатов гитлеровской пропаганды, гонений на религиозные и этнические меньшинства. В нашей стране, имеющей трагический опыт массовых преследований по признакам социального статуса или социального происхождения, законодатель предусмотрел в ст. 29 Конституции РФ борьбу с такими проявлениями. Одновременно, конституционная норма содержит и запрет на разжигание ненависти к более состоятельным, и запрет на призывы к лишения прав и обоснование угнетения простых людей. Уголовный же запрет на пропаганду против любых социальных групп без различия (как постоянных, так и временных, ситуационных) означает запрет на любую содержательную политическую и идеологическую полемику, о чем ясно было сказано в моей жалобе в Суд. Задача же судебной экспертизы оказалась сведена к роли арбитра в спорах различных направлений социологической мысли о том, какими признаками обладает социальная группа, и подпадет ли некий перечень под эти признаки. Я же указывал на принципиальную неконституционность криминализации пропаганды против социальной группы и именно это обжаловал в Суд.

   В связи с вышеуказанным, прошу  Суд:

   - отменить ответ от 02.02. 2010 (исх.  № 1669/15-01/10) Главного консультанта  УКОУЮ  Суда Соколова Е.А., как  незаконный, сделанный с превышением полномочий;

   - определить приемлемость моей  жалобы Определением, вынесенным  составом Суда;

   - удовлетворить мою жалобу на  неконституционность  криминализации  пропаганды, направленной против  неопределенных социальных  групп,  установленной нормой ст. 282 УК  РФ.          

      

   Приложение:

  1. Копия обжалуемого ответа
  2. Копия жалобы в КС РФ с приложениями
 

Замураев  Р.В.

Кострома