Название
НЕ БЫВАЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БЕЗ ЗАРАНЕЕ ПРЕДУСМОТРЕННОГО НАКАЗАНИЯ!
 

Главная

 
 

 
 

Кострома. Встречи. Суд над  Романом Замураевым 15.01.10 г.

     Дорога. Ночь. Россия.

     Наше  движение к Костроме из Москвы началось около 4-х часов утра. На дороге трудятся и ночью. Бесконечные караваны машин  и отдельные фуры, не переставая, тащат, подбрасывая в топку поддержания нашей жизни, «материальное обеспечение». Водитель, профессиональный дальнобойщик, по рации поддерживает «живую помощь» с другими дальнобойщиками: «осторожно на выезде посёлка «машинка»» - что означает: в том месте радар, сбрось скорость. Не всё гладко в этих взаимоотношениях: «что плетешься в левом ряду, здесь 2 ряда!». Но солидарность «водил» важнее. Время перед рассветом опаснее всего, легче заснуть. Поэтому, наблюдая нетвёрдо идущую впереди машину, «наш» посылает в эфир: «дружок, ты не заснул?».

     Фары  высвечивают женщин на дороге с известной  задачей, что вызывает у много  видевшего «нашего» горькую реплику: «это ведь мужики, сволочи, заинтересованы в безответственных отношениях». Молчим, уколовшись, очередной раз, об этот страшный результат сегодняшнего падения России. Убеждаюсь, настоящий профессионал никогда не бывает «узким».

     Кое-кто из нас успел поспать перед поездкой, кто-то вообще не ложился, но градус интересной беседы, непрерывной в течении почти 5 часов, не снижался. Нам было что обсудить, мы были интересны друг другу. Незаметно пролетели мимо городов, от русских названий которых теплеет на душе: Переславль-Залесский, Ярославль, Великий Ростов и уже приблизились к Костроме. При въезде в Кострому (было уже светло) восторг от пересечения Волги по длиннющему мосту. Я первый раз в жизни пересёк Волгу по мосту (позор мне). 

     Нас ждали.

     Подъехали к суду, паркуемся вплотную к машине, из которой выходит некто, почему-то сразу обративший на себя внимание. Подходим к суду, я чуть задерживаюсь у двери и наблюдаю 4-х приветствующих друг друга мужчин с «мужественным выражением лиц». И замечаю, что тот, на кого я обратил внимание при парковке, тоже подходит к этой компании, как хорошо знакомый с ними. Потом я их видел с непроницаемыми лицами в суде; один из них снимал меня видеокамерой, другой переписал номер нашей автомашины и пытался выяснить у нашего водителя – зачем мы в Костроме. 

     Нас встретили.

     Вошли в здание суда. Хотя мы никого не предупреждали  о посещении Курского суда, там  нас встретила «делегация» из шестерых судебных приставов, трое из которых тщательно исполнили свой долг, досмотрев нас и моё имущество – портфель. Столько приставов на входе я не видел даже в Мосгорсуде, и только, когда судили Ю.И.Мухина в Савёловском суде, было подобное.  

     Аудиозапись.

     При досмотре произошёл значащий эпизод: увидев у меня диктофон, осматривающий  пристав вежливо предупредил о необходимости получить разрешение на запись заседания суда у председательствующего. Это меня удивило, поскольку в УКРФ говорится о необходимости разрешения только на видеозапись. Моя ссылка на УКРФ и практику в Московских судах успеха не имела, и пристав указал на стендовую информацию при входе. Второй пристав, видимо имеющий более «широкий» опыт, усомнился, как и я, в такой норме, но первый с гордостью подвёл его к стенду, куда с любопытством подтянулся и я. Вместе мы нашли нужный пункт, где действительно было требование получить разрешение на аудиозапись. Второй пристав, пытался сгладить впечатление, но первый ободряюще меня успокоил, что, дескать, так бывает, местные порядки и регламент не совпадают с общепринятыми. Ну, хоть одна польза: между приставами в Костроме теперь нет разногласий по этому вопросу, по крайне мере, пока не придёт новый начальник. Кстати, вопрос о диктофоне во время судебного заседания отпал сам собой, так как съёмку вело не только Костромское ТВ (при этом всех в зале суда), но и человек с «мужественным лицом» (только нас). 

     Телевидение.

     Возражал  против видеосъёмки только защитник Романа Замураева. Снимали и нас, приехавших поддержать Романа и не только Костромское телевидение. Как я отмечал, человек с «мужественным выражением лица» (вот привязалась характеристика, я уж сам не рад!) снимал нашу группу с большим тщанием и под разными ракурсами. Мы никогда не возражали против этого, и утверждали, что те, кто занимается общественными вопросами, должны быть открыты для общества, в том числе и тех, кто ест государственный паёк, предоставляя отчёты (рабочие места надо беречь). После суда, Костромское ТВ взяло интервью у секретаря суда и у Р. Замураева. Будем ждать в эфире. 

     Суд.

     Открытие  заседания, представление участников судебного процесса, состава суда, «отводов нет», постепенно снимается начальное напряжение всех, в том числе и председательствующего. Ходатайство Р. Замураева о приобщении к делу: - 1/ экспертизы ФСБ; - 2/ решение суда г. Курска; -3/ заключение депутата ГОСДУМЫ А.Савельева (прокурор не возражает) суд удовлетворяет. Ходатайство защитника Р. Замураева: -1/ о приобщении к делу характеристики на Р. Замураева с места работы; - 2/ о вызове в судебное заседание эксперта, давшего заключение об экстремизме информационного материала «Ты избрал – Тебе судить»; - 3/ о  вызове следователя, направившего дело в суд. Прокурор не возражал против 1 и 2, но не считал необходимым 3. Судья (по слухам из «прокурорских») удовлетворяет 1 и 2 отклоняет 3 «пока нет необходимости».

     Прокурор  зачитывает обвинительное заключение. Роман Замураев является членом АВН, целью которой является принятие Закона об ответственности власти, обвиняется в разжигании вражды, а также унижении чести и достоинства человека по признакам принадлежности к социальной группе, с использованием СМИ (со своего компьютера) с целью пропаганды, разместил информационный материал «Ты избрал – Тебе судить».

     Роман отказался признать себя виновным. На этом первая часть судебного заседания  закончилась.

     Неявка, по неизвестной причине вызванных  свидетелей, мотивирует судью прервать судебное заседание до 9 часов 30 минут 1 февраля 2010г.

      

     Роман и Кострома.

     После суда знакомимся со зрителями в зале. Это члены КПРФ, пришедшие поддержать Замураева, приглашают продолжить обсуждение в Костромском обкоме.

     Четверо из наших уезжают в обком на машине, а я с Романом иду туда же пешком и любуюсь городом, его центральной площадью. Такая площадь украсила бы любой город, в том числе и Москву, особенно теперешнюю, катастрофически теряющую свой стиль и облик. Понимаю, что люди в администрации Костромы любят свой город (как они относятся к костромичам, поймём после суда). Роман с гордостью комментирует архитектуру и историю Костромы. И для меня Россия прирастает замечательным местом – городом Кострома вместе с 350 тысячами её жителей, один из которых не только хочет блага, но и участвует в его сотворении. 

     Соратники.

     В обкоме КПРФ нас греют чаем, кофе, просят представиться. Обстановка свободная, хотя у них идёт напряжённая работа по подготовке каких-то информационных материалов. Те, кто занят, слушают нашу беседу, не поднимая головы. Дискутируем с секретарём Владимиром Витальевичем, который не согласен с нашим подходом, но уважает позицию Замураева. Понимает, что власть набрасывает намордник на несогласие людей жить «не по-людски» и потому поддерживает Романа.

     Я вижу, что мы внесли ещё один «тайфунчик»  в и без того, неспокойную жизнь обкома, но судя по реакции её работников, они не против этого. Их внимание и понимание располагает. добавляя света в восприятие Костромы и задерживает нас там больше часа. С сожалением покидаем соратников (рать одна, полк другой), уезжаем в Ярославль, где намечена встреча с товарищами из АВН. 

     Ярославль.

     В Ярославле отдыхаем до вечера и после  своего рабочего дня встречаемся приходят наши товарищи. Обсуждаем дела по-русски: застольно и откровенно. Ребята молодые, но разные: одни живые, по нацболовски раскрепощённые, другие стесняются, скованны, только слушают. Но у всех чувствуется товарищеское единение, в основе которого – подвижническая суть. И хотя города мы не видели, Ярославль для меня стал нашим городом, так же как Кострома.

     За  сутки присоединить два города в свою жизнь – хороший результат. 

     Роман. Осмысление.

     Мы  не всегда осознаём последствия своих  возможных решений. Мог ли Николай II предположить, что его опасения за свою жизнь и безопасность своей семьи 9 января 1905г. разразятся революциями 1905, 1917гг. неминуемо приведут к 1918г., завершившись в Ипатьевском доме г. Екатеринбурга. А его вклад в историю России анекдотически оформится  «присвоение ему ордена «Октябрьской Революции» за её подготовку». Не хватило ему «Закона об ответственности власти» - обошлось бы 4-мя годами заключения, говорят, хороший был человек. А вот Александр Невский, дважды изгнанный из Великого Новгорода, усвоил уроки ответственности, и не только сохранил Русское государство, но и определил вектор развития народа, став истинно святым в его истории. Так что нужен такой закон не только народу.

     Мог ли следователь и прокурор г. Костромы предположить, что привлекая к уголовной ответственности костромича Романа Замураева, известного только своим родственникам и знакомым, за то, что он набрал на своём компьютере, никому не мешая, текст «Закона об ответственности власти», предлагаемый АВН, сделает его известным и в Костроме и в Москве и во всей России. О, великая сила великих идей, возносящая людей в обществе, если эта идея общественно значимая. В этом сила идей. А в СМИ талдычат об отсутствии великой национальной идеи в России, её не может найти «элита». Но её уже разглядели люди из народа; кормящиеся властью, тоже чувствуют, что её свет их сожжёт, зарывают её в судах. Но каждым беззаконным противодействием идея только усиливается, разжигая творчество. Это характеристика идей, которые обречены быть реализованы. 

     А чем характеризуется настоящая  элита страны? Наиболее ранним восприятием  идей, которыми беременно общество. Эти люди уже в будущем, которое неотвратимо. Роман уже среди них.

     Москва - Кострома.